ПОЛИТИКА И ВЛАСТЬ 

Выборы: Играем в подкидного?

Общественное наблюдение за проведением выборов, которое предусмотрено избирательным законодательством России, считается одним из важных условий открытости и гласности избирательного процесса, неотъемлемым компонентом свободных выборов в стране. Так ли это на самом деле? Наши корреспонденты Юлия Симонова и Галина Фомина на прошедших выборах выступили в качестве наблюдателей на избирательных участках города.


Я, наблюдатель на избирательном участке № 972 седьмого избирательного округа в ДК «Экспресс», вместе с остальными коллегами занимаю удобные для надзора за начавшимся процессом голосования места. Принимаемся записывать количество избирателей, пришедших для голосования на участок. Царит вполне дружественная обстановка:

- Какая разница, от каких мы партий и кандидатов! Цель ведь у нас одна: блюсти справедливость, – сказала в разговоре одна из нас... 

Ближе к обеду на участке появился избиратель, которого не заметить и не запомнить было невозможно. Он громко возмущался:

- Почему меня нет в списках? Я всю жизнь на этом избирательном участке голосую!

Вокруг мужчины забегали председатель избирательной комиссии Наталья Панкова и ее помощники. Избирателю предложили занести его в дополнительный список, но тот отказался и попросил книгу для жалоб. На тот момент это казалось простым недоразумением.

После обеда от коллег с других избирательных участков поступает первый тревожный сигнал: проверьте дополнительные списки, сравните их с основными, участились случаи повторений фамилий из основного списка.

В это время по подобным нарушениям на других участках уже вовсю велись разборки с участием прокуратуры. Схема настолько элементарна, что уже становится классической.

Люди приходят на участок, и их якобы не оказывается в основных списках. Их с извинениями вписывают в дополнительный – но в основных списках они на самом деле есть! А лишние фамилии – это что? Правильно: лишний бесконтрольный бюллетень!

У председателя участковой комиссии Натальи Панковой дополнительные списки спрашивает член избирательной комиссии с правом совещательного голоса от кандидата-самовыдвиженца Савицкого Виталий Ейкин. Панкова заявила, что тот не имеет на это права. Хотя в статье 30 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» даже наблюдатели – и уж тем более член избирательной комиссии с правом совещательного голоса – вправе знакомиться со списками избирателей.

- Я хотел убедиться, что они сброшюрованы, как то положено по закону. Оказалось, что дополнительный вообще был не подшит. И он был не пустым, – поделился информацией ветеран демократического движения нашей губернии Виталий Иванович.

Ейкин продолжал настаивать, и тогда Панкова уже грудью загородила проход к спискам:

- Что вы лезете туда? Никаких дополнительных списков у нас нет!

Справится с председателем не смог и приехавший на участок кандидат в депутаты. Панкова стояла на своем: нету – и все тут! В общем, наблюдателей лишили всякого права наблюдать за тем, как ведется работа со списком избирателей, есть ли факты невключения в список, и каковы их причины.

Через некоторое время, а именно – после того, как председатель с помощниками якобы сходили подкрепиться в комнату отдыха, незаполненный дополнительный список избирателей чудесным образом появился! Панкова незамедлительно начала подшивать его к основному.

- Да, действительно, дополнительный список должен быть, – ласково глядя нам в глаза, заявила Наталья Ивановна...

Это называется «прояснилось». В таких случаях наблюдатели и члены избирательной комиссии с правом решающего голоса должны составить жалобу, либо акт о допущенном нарушении. Что мы с Виталием Ейкиным и сделали.

Однако члены избирательной комиссии во главе с Панковой не только не провели заседание по жалобам, но и категорически отказались их принимать. Вместо этого они попросили всех членов избирательной комиссии пройти для подписания протокола в другую комнату, оставив наблюдателей не у дел. Долго и упорно не хотели впускать туда Виталия Ивановича, но тому все же удалось прорваться (он еще и не такое может – к примеру, в августе 1991-го на крыше Дома Советов красный флаг на российский триколор заменил). В итоге, когда Ейкин предъявил нашу жалобу, Панкова заявила: «А мы уже подписали протокол!» Пришлось ехать в окружную избирательную комиссию.

Увы, остальные наблюдатели ко всему происходящему относились очень спокойно. А ближе к вечеру и вообще смотрели на нас, как на выскочек, которым больше всех надо. Сами же весь день тихо сидели и считали количество проголосовавших, не догадываясь, к сожалению, что смухлевать можно куда более изощренным способом, нежели подослать к урне человека с охапкой подкидных бюллетеней...


ФОМИНА Галина


: - .