Оренбургская Неделя
КОШЕЛЁК И ЭКОНОМИКА 

Евгений Кулагин и его жизненное пространство

 

Еще сравнительно недавно, когда хотели особо подчеркнуть деловые качества руководителя, назначенного на высокий пост, лучшим комплиментом ему было – «крепкий хозяйственник!»

Такая характеристика предполагала вполне определенный и почти неизменный набор качеств. Технический вуз, мастер/главный инженер/директор завода/производственного объединения. По возрасту – близко к полтиннику, стало быть, подразумевается некий партстаж, как правило – КПСС / «Единая Россия». Все в порядке, состоявшийся начальник.

Генерация «крепких хозяйственников» еще в строю, но все чаще в когорте командиров производства появляются совсем новые фигуры, десяток лет назад просто невозможные. Хотя бы потому, что таких и производств-то не было, а если где и были, то управлялись совсем иначе.

 

* * *

Как минимум, два, а то и все три высших образования. Возраст – тридцать или чуть меньше. К этому времени уже несколько лет входят в топ-менеджмент крупной фирмы, ООО или холдинга областного масштаба. Естественно, та же обязательная практика «на земле», на участке, но при этом – углубленно изученное делопроизводство, наука администрирования, освоены юридические и управленческие навыки… Да, и обязательно надо, чтобы возглавляемый тобою участок был, как минимум, успешен, а лучше всего – совершил какой-нибудь качественный прорыв. И чтобы были все основания полагать, что этот прорыв далеко не последний.

Ну вот и нарисовался портрет Евгения Кулагина, директора ООО «Базис», одного из структурных подразделений группы компаний «Лист».

 

* * *

Самое время рассказать, как Кулагин вообще оказался в «Листе». А по одной простой причине: убедился, что на ПО «Стрела», куда он пришел сначала мастером в ремонтно-механический цех, нужны в лучшем случае его руки, но никак не голова.

Предприятие тогда получило заказ на изготовление шпилей для университетской библиотеки: четыре угловых по 8 метров и центральный, 11-метровый. Полученные металлические листы надо было каким-то образом порезать на заготовки. Если использовать два пригодных для этого дела станка, то металл при разрубании здорово загибался по краям, много уходило в отходы. Евгений договорился на лазерной резке, там раскроили металл почти безотходно. Получилось еще четыре целых листа экономии. Кстати, как начальник техбюро, он был вправе заменить один метод работы другим.

И… получил за это по шапке от экс-директора машзавода Таракова, тогдашнего советника возглавлявшего «Стрелу» Сергея Грачева: «Вам же написано было сделать вот так. Так и должны были делать! А как сварщики потом будут варить – не ваша забота! И что вы теперь с сэкономленным металлом будете делать? Куда его? Специально так сделали, чтобы себе его украсть?»

 

* * *

Рассказывает Евгений Кулагин:

- А шел 2005 год. Зарплата на тот момент у меня, со всеми секретностями и допусками, - 3,5 тысячи. В обязанности же входил ремонт всего оборудования ПО. А оно специализированное – тут тебе и ракеты, и самолеты, и крановое хозяйство, и печи. На тот момент начальника цеха не было, я еще и ремонтной службой руководил…

Хотя… В этой службе я очень хорошую школу получал и опыт богатый – тут и работа с людьми, и набивание шишек, которое лучше раньше, чем позже... А зарплаты, чувствую, потолок надолго. И тут поступило предложение от динамично развивающейся компании, которая незадолго до того приобрела новую базу. База была в плачевном состоянии, требовались консультации по ремонту оборудования, и мы на этой почве общались с главным механиком: помогал восстанавливать краны, станочный парк, иногда требовалось изготовить какие-то сложные запчасти.

Компанией этой был «Лист».

Взялся за дело, правду скажу, рьяно. Тут потребовалось производство стенового материала. Руководством «Листа» было принято решение создать новую компанию, и я встал во главе. К тому времени как раз получил второе высшее образование в Академии народного хозяйства Правительства России, специализация «Стратегический менеджмент», и получил квалификацию «Мастер делового администрирования».

 

* * *

 В общем, Евгений Кулагин в 26 лет начал создавать с нуля то, что сейчас называется ООО «Базис». Теперь это два бетоносмесительных завода, один в Оренбурге и один в Новотроицке, цех по производству стеновых блоков и производственная база «Юг». Объем оборота – около полумиллиарда рублей в год.

Инженер-механик по ремонту деталей машин и летательных аппаратов (по первому образованию), экономист-управленец (по второму), «Лучший менеджер Оренбуржья» в 2008 году – сейчас он на пороге очередного этапа.

«Базис», за пять лет ставший самостоятельно функционирующим организмом, продолжает плавание с новым руководителем, а бывшему уже теперь его директору предложено возглавить новую организацию, в чьих функциях – полное снабжение группы компаний «Лист»: материалами, комплектующими, оптимизируя, сводя все поставки, а соответственно, и финансовые потоки, в единый центр.

 

* * *

Задачи встают немалые. Один только строящийся сейчас «ЛистПромСтроем» в Новотроицке цементный завод чего стоит! Это крупнейшая новостройка России XXI века в своей отрасли. Производственная мощность предприятия, когда оно выйдет на плановые рубежи, - 2,6 миллиона тонн цемента в год. Ближайшее столь же мощное экологически чистое и современное производство цемента находится… в 20 километрах от Берлина.

Сказать только, что норма выброса цементной пыли у завода будет в 5-10 раз меньше установленной российским законодательством. Стройка идет по разработкам немецкой фирмы KHD, за чьими плечами полсотни возведенных цементных заводов в мире. На строительстве задействовано более 1000 человек, в будущем завод даст работу тремстам оренбуржцам. Ближе к началу сентября на открытие первой очереди по производству цемента новотройчане ждут в гости президента страны Дмитрия Медведева.

 

ЕСЛИ КОРОТКО

- В 30 лет топ-менеджер такой крупной фирмы, как «Лист» – довольно неплохое продвижение карьеры. На ваш взгляд, Евгений, 30 лет – вполне достаточный возраст для того, чтобы… что?

- Чтобы реализовывать полученные знания, это уж точно. Дело даже не в возрасте, а в том, на что человек в этом возрасте готов. Как происходит бизнес-процесс, в общем, понятно, но практики никогда много не бывает.

- Вы немало сталкивались по роду деятельности с городским хозяйством, с тем, как там организовано управление. Как-то сотрудничали, взаимоотносились, ругались, примеряли на себя, делали выводы. Как отстроен менеджмент нашего городского хозяйства? Есть что менять?

- Отстроен неплохо, но главный минус – в сроках исполнения решений, их документальном оформлении. Документооборот не переведен на электронную основу… Много холостого хода шестеренок, да и шестеренок лишних немало. Аппарат избыточен. То, что называется бюрократией.

- Вы ориентируетесь в отношениях с людьми на поколенческое начало, горизонтальное, то есть на более тесную связь с людьми близкого вам возраста, или на личностное, когда оценка по человеческим качествам, по уму, по интересам? С кем более комфортно чувствуете себя?

- Однозначно – по духу, по стремлению, по восприятию друг друга. В моем круге общения есть и молодые ребята, и те, кто гораздо старше меня. Есть общий язык, общие темы для разговора, нам интересно. Старый, молодой, мужчина, женщина – неважно. Национальность неважна. Люблю, кстати, пообщаться с иностранцами, немного владею английским, при первой возможности стараюсь попрактиковаться.

 

ПОМОГАТЬ НИКОГДА НЕ ПОЗДНО И НИКОГДА НЕ МНОГО

- На какой вид благотворительности вы бы с удовольствием тратили деньги?

- Я и трачу. С удовольствием помогаю детям. Недавно вот от кадрового резерва «Единой России», а я в нем состою, поступило предложение поучаствовать в судьбах детей-отказничков. В инфекционной больнице есть боксик, куда их всех помещают. Я был там. Условия… очень и очень ненормальные.

И вот мы с другими ребятами из резерва поговорили и решили, кто что делает. Я за свой счет поставил в отделении пластиковые окна. И на днях буквально позвонила женщина, не знаю, кто она по должности, из школы-интерната детей с проблемами речевого аппарата, который на улице Сухарева. Отправил им десять тысяч и машину песка, они как раз ремонтируются … Детям помогать – это никогда не поздно и никогда не много. И надо это делать всеми доступными способами.

Дело было осенью, я тогда еще в Москве учился, и это был московский проект: со столичными ребятами собирали средства для Дома престарелых Академии наук. Мы работали волонтерами, рассказывали людям о нужде, которую испытывают те, кто когда-то работал во славу страны. Всего, кажется, в денежном эквиваленте собрали около полумиллиона рублей.

- Евгений, а ведь вы и исполнительный директор благотворительного фонда «Лист». Это возвращение к старым российским традициям?..

- Мне кажется очень естественным для человека тратить деньги не на себя. Для себя, и это всем известно, много не надо. Душа на то и душа, чтобы и о других беспокоиться. Благотворительный фонд компании многие годы оказывает помощь Саракташской обители, построена церковь в поселке Берды, помогаем храму селу Покровка Новосергиевского района, строим храм Александра Невского в Оренбурге. Помогаем лицею № 6, школе № 27, оказываем помощь МОУ № 68 и 25, построен главный корпус аграрного университета с актовым залом на 400 мест.

Спонсируем Бузулукскую воспитательную колонию, учреждения материнства и детства, помогаем реконструировать больницы и травмпункты… Знаете, перечислять могу долго, потому что занимаемся благотворительностью давно. Главное – тем, кто нуждается в поддержке, участии, участие и поддержка оказывается. По-моему, это естественно.

 

И ЕСЛИ СОВСЕМ КОРОТКО

- Если бы у вас была возможность позвонить в прошлое, кому и для чего вы бы позвонили?

- Себе! Рассказал бы о том, как сейчас живу, что делаю. Ведь есть же вещи, которые можно было бы улучшить. Например, дочку бы пораньше завел…

- О каком не совершенном поступке вы сожалеете?

- В аспирантуре у меня было место, в ОГУ. А я решил пойти работать. Тянет до сих пор позаниматься преподаванием, научной работой.

- Что вы не умеете, но чему хотели бы научиться?

- Не умею летать на самолете. А хочу уметь. Есть опыт: в свое время мы с другом увлекались парапланами, у нас даже есть один на двоих. Пока лежит, скучает.

- Какой у вас был самый необычный день рождения?

- Моя свадьба состоялась 29 сентября. А день рождения – 28-го. И вот мы так все готовились к свадьбе, что день рождения был отложен на тридцатое…

- Понимаете людей, которые не любят их отмечать?

- Нет. Это однозначно праздник, его надо справлять, поздравлять родителей прежде всего.

- Ваше самое сильное эстетическое впечатление в жизни?

- Закаты и рассветы. Надо оказаться за городом, чтобы никуда не торопиться и уделить этому столько времени, сколько оно того заслуживает.

- Отчего вам бывает скучно?

- От того, что иногда ничего не происходит.

- Чему удивлялись последний раз?

- Когда дочь мне какую-то песню пела. Запомнила что-то из телевизора и попыталась исполнить. Удивился!

- Что вы изменили бы в законах страны, если бы могли?

- Ни единого дня задержки в выплате зарплат врачам и учителям и пенсии пенсионерам! Под страхом тюремного заключения виновных.

- За что вы благодарны судьбе?

- За то, что у меня есть возможность развиваться самому и развивать жизненное пространство вокруг себя. За возможность реализовываться.

 

УРБАНОВИЧ Дмитрий