Оренбургская Неделя
ДАЛЁКОЕ И БЛИЗКОЕ 

Химера из другой оперы

 

Чем может заинтересовать искушенного путешественника Турция? Самым дешевым отдыхом, системой «all including» (все включено), которую, кстати, придумали турки, следами античных городов... И все же галечные кемерские пляжи больше подходят туристам-«тюленям», приехавшим исключительно купаться и загорать.

 В прошлый раз я отдыхала в Турции пять лет назад. С тех пор многое изменилось: шведский стол оскудел, местные напитки и свежевыжатые соки начали откровенно разбавлять водой, а экскурсионные гиды стали ленивыми и неразговорчивыми. И дело вряд ли в том, что не повезло с туроператором, если туристы всех соседних пятизвездочных отелей приходят пообедать в частный ресторанчик «Meмo», где подают отменную форель и жареные бараньи ребрышки.

Зато владельцы сувенирных, одежных и рахат-лукумных лавочек отлично заговорили по-русски. В Анталии и прилегающих курортных зонах, завсегдатаями которых остаются русские и украинцы, в ходу теперь не только лиры и доллары: на стекле каждого магазинчика бумажка с надписью «Принимаем рубли и гривны». Впрочем, несмотря на восточные традиции, торговаться тут упрямо не хотят. А официанты даже за чаевые все равно не натирают фужеры до блеска, так и не видя в тебе европейца. Но, возможно, тем, кто за границей впервые, эти мелочи отпуска не испортят.

 

Турецкий Олимп

Изваяния символов Турции – апельсинов и помидоров, храм святого Николая Чудотворца, ставшего прототипом католического Деда Мороза, затонувший город Кекова и вырубленные в скалах гробницы древних греков ликийского периода – все это я уже видела. Осталось посетить главную вершину Турции – гору Тахталы, в прошлом Олимпос (вообще Олимпов на картах Греции и Турции не меньше четырех). А заодно опробовать вторую в мире по протяженности канатную дорогу (4,5 километра) на фуникулере вместимостью до 80 человек.

Со смотровой площадки, расположенной на высоте 2365 метров, в ясную погоду можно увидеть все анталийское побережье. А по ночам пробивающийся из недр горы горящий газ образует огненные всполохи, породившие легенды о негаснущем олимпийском огне. Считается, что именно эту вершину описывает Гомер в «Илиаде» как обитель мифического чудовища Химеры, от имени которой и произошло название курорта – Кемер. Говорят, турки хотят пойти еще дальше, добиваясь официального признания, будто олимпийские боги обитали именно на этой вершине. 

Богов на пике турецкого Олимпа увидеть не посчастливилось. Зато, поднявшись в заоблачную высь, испытываешь на себе всю прелесть прохладного и разреженного высокогорного воздуха. А кто-то, быть может, на секунду почувствует богом самого себя, сфотографировавшись на вершине и угостившись в поднебесном кафе. 

 

Концерт под открытым небом

Ну и, конечно, как было отказаться от представления в античном театре Аспендоса, где почти каждый день проходят классические и современные оперы, концерты и балеты! Романтика трагедийной атмосферы подкреплялась надвигающимися сумерками и помрачневшим небом, на фоне которого величественно высился каменный амфитеатр.

- А предусмотрено ли что-нибудь на случай дождя? – еще в автобусе спросил один из озабоченных погодой туристов.

- В Турции в это время дождей не бывает! – отмахнулась девушка-гид из Омска, всю дорогу развлекавшая нас довольно плоскими турецкими анекдотами. – Во всяком случае, они очень кратковременны.

...Немцы, американцы, французы, японцы расселись прямо на каменных скамьях, подстелив захваченные из отелей полотенца и одеяла. Из-за поднявшегося ветра музыканты долго устанавливали пюпитры в оркестровой яме. Наконец прозвучал первый аккорд оперы Джузеппе Верди «Риголетто» - небывалой чистоты и силы звук без всякой там искусственной акустики, который одинаково хорошо услышали и в нижних, и верхних рядах. Наверняка такого звучания не добиться ни в одном концертном зале. Из темноты в неверный свет фонарей, на месте которых в древности висели пылающие факелы, вышли король и придворные...

Но внезапно налетевший ураган с ливнем начал сносить театральные декорации и заставил запаниковавшую толпу искать укрытия в каменных тоннелях Аспендоса. Скрипачи и виолончелисты, спасая инструменты, неслись быстрее всех, медные духовые отставали. Народы смешались, как во времена Вавилонского столпотворения. В экстремальной ситуации выяснилось, что единой связи и оповещения между гидами нет, а турецкие охранники и полицейские слабо понимают по-английски...

Потоп завершился только через час. Концерт, конечно же, отменили. Расстроенные гиды возвращали деньги не на шутку разозлившимся на оперный сервис туристам. А я уезжала с места несостоявшегося концерта с печальной мыслью: «Когда теперь еще послушаешь оперу в Аспендосе!»

ИГНАТКОВА Инна