Оренбургская Неделя
ПОЛИТИКА И ВЛАСТЬ 

Не овощной участок

Таких, как я, часто называют «растениями» и «овощами». Об этом меня предупредили еще накануне выборов. Речь шла не о моих интеллектуальных возможностях, а о том, чем мне предстояло заниматься в день 10.10.10, – наблюдать за ходом и законностью голосования на участке № 975 в школе № 13 Оренбурга. Овощ так овощ – овощи ведь тоже разные бывают, смирилась я.

Смирения, впрочем, хватило ровно на пять минут – до тех пор, пока я не обнаружила, что меня, как действительно какой-то корнеплод, задвинули подальше. Как и всем растениям, пришлось побороться за место под солнцем, с которого можно было полноценно наблюдать за действиями избирательной комиссии, всем происходящим на участке. «Значит, боремся за равные права?» - откровенно поглумились представители единороссов.

Законы о выборах тоже поделили на удобные и не очень. Например, основные списки избирателей сшили в книги только после активного вмешательства помощника прокурора Промышленного района Семена Еремина. «В сшитых списках избирателям будет неудобно расписываться», - аргументировали нарушение члены участковой избирательной комиссии. Семен Владимирович – отдаю ему должное – около получаса ждал, пока списки приведут в соответствие закону «О выборах депутатов представительных органов муниципальных образований в Оренбургской области». Ближе к вечеру под его же нажимом наблюдателям удалось-таки проверить основные и дополнительные списки на повторяющиеся фамилии.

Наблюдателям достучаться до председателя комиссии Евгения Каширина было гораздо сложнее: он почти не сидел на месте, громко говорил и много жестикулировал в ответ на наши замечания. А замечаний было предостаточно – понаблюдав за мной, наблюдатели тоже вооружились ксерокопиями выборного законодательства.

Помимо давно уже отработанных механизмов «обработки» избирателей, эти выборы принесли немало сюрпризов. И забавных, вызывающих невольную гордость за технологов партии власти (Остап Бендер скромно курит в уголке), и таких, от которых становилось грустно – как от всякой грубой, топорной работы.

Ну, например: из десяти избирателей, пригласивших комиссию на дом, проголосовали только двое. Остальные, как выяснилось, либо давным-давно уже съехали, либо никого не приглашали, либо проголосовали на том самом 975-м участке. Массовое расхождение между заявленным и фактическим количеством насторожило не только меня, но и других наблюдателей.

Начали анализировать. С утра председатель огласил общее количество избирателей: 807. Проверили основные списки: оказалось 847. К подсчету голосов количество избирателей в списках сократилось до 767. На основании каких документов куда-то подевались восемьдесят (!) человек, председатель комиссии объяснить был не в состоянии. Формулировки были разные: от «умер» до «дом не жилой» - как, например, по Цвиллинга, 82. С этого адреса разом выбыли четверо избирателей.

Если прибавить к этому дополнительный список в 38 пунктов, то получаем расхождение с основным списком в сто душ!

Были разночтения и в количестве проголосовавших. По подсчетам наблюдателей, явка была ниже человек на семь – десять, до тех пор, пока не всплыла история с «двойниками» в основном и дополнительном списках. После чего разница мигом сгладилась до одного – двух.

Все происходящее никоим образом не фиксировалось в увеличенной форме протокола (той, что на двух больших листах должна висеть на видном месте каждого избирательного участка). Ее заполнения все присутствующие дождались только после подсчета голосов. Может, оно и к лучшему (хотя это, как уверяют юристы, есть грубейшее нарушение закона). По крайне мере, у наблюдателей появилось время изложить все свои претензии в письменной форме.

И – финальный аккорд, этакая розочка из крема на макушке торта: жалобу нашу вместе с составленным актом председатель комиссии принимать не захотел, даже несмотря на уже запротоколированную победу «Единой России». Просто мужественно укрылся в своем кабинете! И только после почти часовой осады принял-таки наши письменные претензии – правда, приписав сверху, что все замечания были устранены. Жалоба – по нашей долгой и настоятельной просьбе – была-таки отражена в итоговом  протоколе.

Коллегам с других участков отказали и в этом их праве.

 

 

 

 

СИМОНОВА Юлия